Tall painting

Художник Холтон Роуэр (Holton Rower) разработал оригинальную технику рисования Tall Painting. Вместо нанесения краски на холст, картина создается методом послойной заливки. Краску поэтапно выливают на верхнюю часть деревянного блока, с которого будущее произведение каскадом расходится во все стороны Подробнее...

Трансформация любви: вина и чувство вины

 

Трансформация любви - это преодоление вины во всех ее проявлениях, в том числе и чувства вины.

Когда мы виним, человек, которым можем оказаться мы сами, перестает быть для нас самим собой. Он становится живым напоминанием о том, в чем мы его виним. Мы более не видим самого человека, не интересуемся им, не желаем его прочувствовать, понять, не восхищаемся его природой. Он=вина. Вину невозможно любить. Он вызывает  желание отстраниться, чтобы быть как можно дальше от вины, не чувствовать боли.

Вина - это движение "от"

Любовь - это движение "к" или "с"

 

Противопоставляя вину любви и говоря, что мы перестаем видеть самого человека, потому что видим в нем только напоминание о своей или его вине, я имею ввиду ситуации, которые представляют настоящую угрозу для любви - предательство, измена, соблазн, ребенок на стороне, преступление перед законом, зависимость, глубокое оскорбление, позор и т.д. На каждую любовь, даже очень сильную, найдется индивидуальное, не менее сильное испытание виной.

И вина и чувство вины имеют одинаково губительное действие на нашу способность любить. В сущности, они одно и тоже. Разница лишь в том, направляем ли мы свое осуждение наружу или внутрь себя, являются ли винящий и обвиняемый разными физическими лицами или противопоставляются друг другу одной психикой.

Но эта разница незначительна и даже условна. Так как мы все являемся равноправными частицами одного целого, не имеет значения, какую именно из этих частиц мы виним.

И все же выбор у нас – винить себя или других. Кому-то легче дается одно, кому-то другое.

Чтобы преодолеть вину, мы должны помнить, что в корне любого осуждения лежит чувство вины, которое мы игнорируем, а в корне чувства вины – осуждение, которое мы не желаем признавать.

Так женщина, от которой ушел муж, винит его и не преодолеет осуждения его поступка, пока не осознает свое собственное чувство вины, кроющееся за осуждением мужа. Оно может заключатся в том, что „от хороших жен (якобы) мужья не уходят“. Ее осуждение мужа будет подпитываться чувством вины до тех пор, пока она с чувством вины не расстанется. Ей необходимо осуждать мужа, поскольку это отвлекает ее от конфронтации со своим собственным чувством вины.

Есть и обратный вариант. Человек, не общавшийся с детства с некоторыми членами своей семьи, может винить себя в этом, не смотря на то, что ему запрещали это делать.

Некоторым людям, особенно пережившим эмоциональную травму, очень важно верить, что их жизнь полностью у них под контролем, что за все, что происходит в их жизни, только они сами в ответе. Такие люди, соприкасаясь с виной, мгновенно берут ее на себя. И дело не в благородной самоотверженности . Им просто удобней считать, что все, что слушилось, их собственных рук дело. В обратом случае им пришлось бы признать, что другие люди тоже имеют влияние на их жизнь, а значит могут их ранить. А жить, допуская такую возможность, для них невыносимо страшно.

Человек с болезненно обостренным чувством вины не избавится от него, пока не откроет для себя, кого он на самом деле осуждает, но предпочитает не осуждать, взваливая бремя вины на себя. Именно с этим осужданием, честно и откровенно в нем себе признавшись, ему и предстоит работать, чтобы преодолеть свое чувство вины на пути к любви.

 

Живопись Древнего Египта. Искусство древнего Египта

Nenkheftka.jpgТалант египтян ярче всего проявился в различных видах искусства. Росписи получили широкое распространение еще при изготовлении герцейской керамики, декор которой, имеющей преимущественно светский характер, включает изображения лодок, растений, зверей и птиц и изредка людей. Древнейшие образцы рельефной скульптуры появились, скорее всего, немного позже - на сланцевых пластинах, служивших для растирания весьма популярной черной краски для глаз. В дальнейшем росписи и рельефная скульптура превратились в тесно связанные между собой виды искусства. В усыпальницах и храмах времени правления IV, V и VI династий, когда эти искусства достигли высокого уровня развития, художники при создании своих произведений часто использовали оба приема в сочетании. Все рельефы эпохи Древнего царства были раскрашены, а росписи на плоской, лишенной вырезанного изображения поверхности еще долгое время выполнялись сравнительно редко.

Хотя сюжеты рельефов в гробницах Древнего царства, как и росписи на керамике предшествующей эпохи, имеют светское содержание, их назначение несомненно связано с религией. На них представлены сцены земледелия - пахота, сев, жатва, молотьба, засыпка зерна в хранилища, скотоводства, охоты и т.д., и все они были предназначены для того, чтобы обеспечить владельцу усыпальницы вечное приобщение к этим занятиям в загробной жизни. К эпохе Нового царства искусства росписи и рельефа разделились, и ряд фиванских гробниц великолепно украшен живописью по гладкой белой штукатурке, нанесенной на известняковые стены. Техника рельефа теперь применялась лишь в тех усыпальницах, которые вырубались в высококачественном известняке - в царских гробницах Долины царей и в храмах различных богов. До эпохи Рамсесидов росписи фиванских гробниц отличались крайним стилистическим и сюжетным разнообразием и рисуют поразительную картину повседневной жизни; позже они выродились, превратившись в чистые "виньетки", заимствованные из папирусных свитков Книги мертвых и почти никак или вовсе не связанные с личностью заказавшего их владельца усыпальницы.

Подробнее...