Общенациональная идея: Чья наследница Россия и кто её унаследовал.

 

В связи с ноябрьскими праздниками появились некоторые мысли о национальном самоосознании россиян.

Начну с того, что даже на уровне цифровой техники у нас бардак с этим самоосознанием.

В редакторе Word даже такого слова, как «самООсознание» нет. Если вы его воспроизведёте, то редактор подчеркнёт его красной волнистой линией.

Есть только в нём «самОсознание». Но это слово годится для определения начала проблесков фиксации бытия ребёнком в 2-4 года.

А какое определение должно быть у процесса Осознания своего Я в бытии взрослым самостоятельным человеком? Разумеется: само-Осознание.

Это я опять об академическом уровне состояния филологии в России. И, соответственно – философии. Какое уж тут самоОсознание.

А ведь от этого зависит эффективность деятельности ребят, которых Союз и потом Россия не обделили ни физическим, ни психическим здоровьем. А от этого у таких ребят как Медведев, Путин, олигархи, силовики замечательная «коллективно-подсознательная» рефлексия на все тонкости состояния передовой общественной мысли. Не буду говорить о том в какой степени важна эта рефлексия в социуме. Приведу лишь пример этого эффекта в поведении любой стаи во главе с вожаком, что определяет необходимость иерархии и функций каждого члена стаи для достижения гарантированного существования в будущем.

В человеческом социуме цивилизационный уровень коллективно-подсознательного формирует мировоззрение. То есть умозаключения по осознанию процесса бытия.

Разумеется, формирование мировоззрения происходит в неких конструкциях образов из согласованных и взаимообусловленных элементов языка в осмысленную связь.

Степень соответствия этих образов реальному окружающему процессу определяет, опять таки, уровень цивилизации социума. То есть опыт жизни, зафиксированный в каком либо носителе информации, через идеомоторные реакции членов социума реализуется в среду в виде осмысленной деятельности по преображению окружающей среды в благополучие.

Из этого следует, что наше мировоззрение и реальное состояние общества вытекают друг из друга.

Подробнее...

Тайна улыбки джаконды

Про загадочную улыбку Моны Лизы написаны тома книг, снято множество фильмов, проведено огромное количество исследований. Но как говорится: лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.

 

Что только не видят в загадочной улыбке Моны Лизы: и автопортрет самого Леонардо, и зашифрованный лик Христа, и образ вечной женственности. В общем, каждый видит своё – достаточно почитать «Код да Винчи». Хотя имеются ныне живущие родственники изображённой на холсте женщины, которые очень похожи на Мону Лизу.

В чём же «загадка» шедевра?

 

«Мо́на Ли́за» (итал. Gioconda; Monna Lisa) — портрет Лизы Герардини, третьей жены флорентийского торговца шелком Франческо дель Джокондо, молодой женщины, написанный итальянским художником Леонардо да Винчи около 1503 года.

 

«Джоконда» любимая картина Леонардо. И это понятно: каждый художник хочет запечатлеть свою любовь. Ведь любовь и дарует вдохновение!

 

Все хотят приобщиться к вечному, и самому стать в чём-то вечным.

Наверно, каждая женщина мечтает быть запечатлённой таким художником как Леонардо. Однако не многие на это осмеливаются…

Подробнее...

Наш Пушкин

 

Вверх по книжным ступенькам иду —

От гурзуфского кипариса,

От Людмилы в волшебном саду

До детоубийцы Бориса...

От московской его колыбели,

От пера в его детской руке

До последней январской постели

И чела в триумфальном венке. Жаль, при жизни его не успели

Редкий дар до конца оценить.

Как его надо было лелеять!

Как его надо было любить!

Что потом сокрушаться без толку,

Обвиняя друзей и врагов!

Долюбили поэта потомки,

Мы - читатели чудных стихов.

Жив для нас он в любимом романе,

И в пленительных сказках своих,

И в пронзительно-грустном романсе,

В эпиграммах, как он, озорных.

Жив в сатирах, и ныне разящих,

Поострее любого клинка!

Пушкин - наш! Он живет в настоящем!

Он бессмертен в грядущих веках!

 

Читаю за полночь его, Любимого поэта,

И нет прекрасней ничего Немеркнущего света.

И греясь у его огня, Осознаю едва ли,

Что миллионы до меня Онегина читали.

И будоражили эфир,          И плакали в подушку...

Он стал светлее, этот мир, Когда родился Пушкин!

 

Мундриевская Инна Борисовна